Итак, первая область, первое досье, которое я хотел бы раскрыть, — это то, с чем мы столкнулись в прошлом году в связи с наставлением и практиками себя в Античности I и II вв. н. э. Как вы помните, мы столкнулись с очень интересным поняти ем — понятием parresia. Одно из первоначальных значений греческого слова parresia — «высказывание всего», но чаще его переводят как «вольная речь», «свобода слова» и т. п. Понятие parresia, важное для практик наставления, как вы помните, понятие богатое, двусмысленное, трудное, поскольку обозначает добродетель, достоинство (есть люди обладающие parresia и не обладающие ею); кроме того, это долг (в некоторых случаях и ситуациях необходимо доказать parresia), и наконец, это техника, способ действия: есть люди, способные использовать parrisia, и неспособные к этому. Чем занимается тот человек, кого среди прочего и прежде всего характеризует эта техника? Руководит другими, особенно в их стремлении, в их попытке определить адекватное отношение к самим себе. Иначе говоря, parresia — это добродетель, долг и техника, которые должны быть присущи тому, кто наставляет других и помогает им определить отношение к себе. Как вы помните, в прошлом году мы видели, что в античности, с классической эпохи до поздней античности, а особенно в первые два века нашей эры развивалась определенная культура себя, принявшая в то время такой размах, что поистине можно говорить о золотом веке культуры себя.2 Мы видели, как в этой культуре себя, в этом отношении к себе развилась целая техника, целое искусство, которому обучались и в котором упражнялись. Мы видели, что это искусство себя предполагает отношение к другому. Другими словами, невозможно заниматься собой, заботиться о себе, не обращаясь к другому. А роль этого другого состоит как раз в том, чтобы высказывать истину, всю истину или, во всяком случае, всю истину, какая необходима, и высказывать ее в определенной форме, которая и есть parresia, что переводится как вольная речь.

Возможно, вы помните, в частности, что в связи с этой общей тематикой мы обращались к некоему тексту: к тексту Галена из «Трактата о страстях»,который весьма интересен и в котором рассматривается старая, античная, традиционная тематика, или, скорее, двойная тематика заботы о себе и познания себя: обязанности всякого индивида заботиться о себе, непосредственно связанной с познанием себя как с ее условием.

Нельзя заниматься собой, не познав себя. Зацепкой для нас послужил известный и основополагающий для нас принцип gnothi seauton (познания себя), служащий элементом более общего фундаментального принципа, а именно заботы о себе.Кроме того, в этом тексте Галена обнаруживается идея о том, что заниматься собой можно лишь непрестанно и постоянно. Человек должен заниматься собой не так, как в «Алкивиаде» Платона, когда юноша вступает в публичную жизнь и принимает ответственность за свой город, но на протяжении всей своей жизни, с юности до глубокой старости.В том же тексте Гален показывает, что забота о себе, которая должна развиваться и настойчиво осуществляться на протяжении всей жизни, невозможна без работы над мнением других. Те, кто хочет обойтись без мнения других, полагая, что сформируются сами, говорит Гален, нередко падают. Эта фраза будет часто повторяться христианской мыслью в других контекстах: те, кто обходится без руководства другими, опадают, как листва осенью. Уже Гален говорил: когда обходятся без суждения других, полагаясь на собственное мнение, часто падают. Те же, кто полагается на других, замечает Гален, редко ошибаются в своих оценках.

Создать уникальный имидж любых заведений и зданий, привлечь максимум посетителей возможно с помощью граффити оформления, ярко выделяя объекты художеств среди множества дугих своей яркостью, необычностью и профессионализма исполнения



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться


Translate to English
Сейчас на сайте посетителей:2

фыв