Главная страницаДля девушек Публикации

07/01/14

Туркестанские медные клады



Интерес представляют пять медных кладов, насчитывающих с заготовками свыше 3000 экземпляров монет, обнаруженных во время реставрационных работ на территории мавзолея Ахмеда Ясеви в 1960 г. археологом Г. И. Пацевичем. Большая часть монет чеканена на местном монетном дворе Туркестана — Ясы. Нужды торговли, развитие ремесел и сельского хозяйства, оплата различных налогов требовали денежных средств и не удовлетворялись медными монетами среднеазиатских городов, как это было в XV — начале XVI в. Чеканка медных монет на Отрарском монетном дворе в начале XV в. (1415/16 гг.) была незначительной (2 экз.), поэтому нельзя судить о них как о денежных средствах, обеспечивающих население. Вероятнее всего, это был акт политической прокламации, утверждавший господство Тимуридов в Южном Казахстане. Известно, что присырдарьинские города были пожалованы Шахрухом Улугбеку.

Туркестанские медные клады были обнаружены на разных участках мавзолея Ахмеда Ясеви в матерчатом мешочке и в глиняных сосудах. По своему составу они являются неоднородными и состоят из медных монет разных номиналов и разных монетных дворов. Основная часть их — местная, часть выпущена на Ташкентском монетном дворе. И это неудивительно, потому что в определенные отрезки XV—XVIII вв. Туркестаном и Ташкентом управляли одни и те же правители: Тимуриды, Шейбаниды, Джаниды, казахские ханы. Интересно отметить, что в кладах совсем отсутствуют монеты среднеазиатского происхождения. Постепенное и устойчивое сокращение денежной торговли в Средней Азии, наблюдавшееся в течение XVI в., видимо, вызвало обратное действие в регионе присырдарьинских городов.

Вследствие уменьшения потока дешевой среднеазиатской меди, которой снабжалась вся торговля юга Казахстана с XV до середины XVI в., в ряде крупных провинциальных центров — в Туркестане, Сауране, Сыгнаке и, возможно, в Отраре — заработали собственные монетные дворы для обеспечения местных рынков достаточным количеством денежных средств. Медные клады с территории памятника Ахмеда Ясеви — явное доказательство этого.

Медная монета в XV—XVI вв. играла очень большую роль в денежной торговле, так как обладала большой покупной способностью и обслуживала не только внутригородской оборот, но выходила за пределы города и области. Е. А. Давидович в медном чекане Средней Азии XV—XVI вв. выявила монеты пяти достоинств, легко различавшихся по внешним признакам и весу. Это двойной динар, одинарный динар, полудинар, монета 1/3 динара и «черный» пул в 1/6 динара. Такая дробность свидетельствовала о размахе денежной торговли в сфере обращения медных монет. В этом аспекте интересно отметить, что дневной заработок и прожиточный минимум представителей низко- и даже среднеоплачиваемых профессий исчислялся именно в медных монетах. Согласно вакф-наме 868 г. Х./1463—64 гг. в пользу мавзолея Ишрат-хана в Самарканде, чтецу Корана полагалась одна медная монета; одинокому рабу — около трети медной монеты и около 0,65 кг зерна; слуге 1/2 медной монеты, и 1,315 кг зерна; сторожу — чуть более одной монеты и 1,096 кг зерна. Согласно вакфнаме 894 г. Х./1488—89 гг. Ходжа Ахрара в пользу потомков и обитателей дервишей в Самарканде, имаму полагалась одна медная монета, муэдзину — половина медной монеты. Эти данные, характеризующие время максимального развития товарно-денежных отношений в Средней Азии XV — начала XVI в., показывают роль медных денежных знаков в жизни духовных кланов, не говоря уже о жизни городской и сельской, где ежедневно происходили различные контакты: сельский привоз продуктов в город и обратный процесс — движение денег в сельскую местность, где существовала рента частично в денежной форме. Находки с пятью медными кладами на территории мавзолея Ходжа Ахмеда Ясеви — это документ, отражающий часть социальных явлений в городе и в области в XVI—XVII вв. Он явно свидетельствует о денежной оплате духовенству и обслуживающему персоналу мавзолея и о взимании некоторых налогов с вакфных земель не только натурой, но и деньгами. Положение это подтверждается и тем, что население ирисырдарьинских городов было знакомо с денежным налогом купчура еще с XIII в., когда данная территория входила в состав Чагатайского улуса.
 



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться


Translate to English
Сейчас на сайте посетителей:2

фыв