Главная страницаДля девушек Публикации

17/11/13

Простейшие как часть всемогущих сил природы



В глубоко философском романе Томаса Манна «Волшебная гора» (1924 г.) простейшие дважды используются в качестве объектов для рассуждения главным героем произведения Гансом Кастропом. Он серьезно болен туберкулезом. А в те времена эта болезнь нередко приводила к смертельному исходу, что, конечно, накладывает особый отпечаток на эмоциональную окраску и направленность всех рассуждений. Так, Кастроп много думает над тем, что же такое жизнь и смерть: «Однако сама жизнь казалась чем-то непосредственно данным. И если о ней что-либо можно было сказать, то лишь следующее: ее строение должно быть высокоразвитым, что в мире неорганической материи мы не найдем ничего, хотя бы отдаленно напоминающее жизнь. Расстояние, отделяющее амебу с ложноножкой от позвоночных, было ничтожным и несущественным в сравнении с тем, что лежало между простейшими явлениями жизни и той природой, которая не заслуживала даже названия мертвой, так как была неорганической. Ибо смерть является лишь логическим отрицанием жизни. . .»

Размышляя над соотношением в обществе отдельной личности и людей, «я» и «мы», Ганс Кастроп опирается на некоторые аналогии из мира простейших. В частности, он использовал свои представления о зеленом колониальном жгутиконосце вольвоксе. Хотя этот организм в книге и не назван прямо, однако из контекста хорошо видно, что автор имеет в виду именно его. (Как известно, ботаники относят вольвокса к водорослям). Посмотрим соответствующее место в романе Томаса Манна: «. . .Ганс Кастроп размышлял над такими явлениями, как колонии клеток, полуорганизмы, водоросли, отдельные клетки которых, обладающие студенистой оболочкой, часто расположены далеко друг от друга, однако все же являются многоклеточными образованиями, но, будучи спрошены, не смогли бы ответить, что они собой представляют — колонию или единое существо, и вынуждены были бы при таком самоопределении удивительнейшим образом колебаться между «я» и «мы». В этих случаях природа создала нечто среднее между высокоспециальными объединениями бесчисленных особей, образующих ткани и органы некоего высшего порядка, и своеобразным обособленным бытием этих простейших существ».
Герой рассказа А. С. Новикова-Прибоя «Соленая купель», проповедник Лутатнни, которого, подпоив, обманным путем заманили на морское судно, уходящее в длительный рейс, а после выхода в море заставили работать простым матросом, первое время еще пытается вести с «морскими волками» религиозные споры, хватаясь за любые аргументы, в том числе и за микроскопические существа. Вот кусочек одного диалога между бывшим священником и рулевым Карнером.

Глаза Лутатини засверкали гневом. Но он сдержал себя и заговорил тихо:

— Вы все отрицаете, Карнер, и надо всем смеетесь. Дли вас не существует бога. А между тем величайшие умы человечества не отрицают высшего разума. Мне кажется, объясняется это тем, что вы никогда не задумывались над мудрыми явлениями природы. Возьмем простой пример. Вы когда-нибудь рассматривали в микроскоп инфузорий или микробов?

Матросы насторожились, а Карнер подошел поближе:

— Нет, не имел такого счастья, но по книгам кое-что знаю об инфузориях и о другой подобной нечисти.
— Так. Она, инфузории, настолько мала, что ее можно увидеть только вооруженным глазом. Насколько же малы ее органы! И все-таки она живет по известным законам. Теперь бросьте взгляд в недоступную высь. Каждаи звезда представляет собой огромнейшее солнце. И каждое такое светило, плавая в пространстве, также живет по определенным законам. Неужели после этого будете отрицать то, что существует какая-то всемогущая сила, котораи управлиет миром?

Иногда микроскоп и простейшие используются для того, чтобы придать описываемой ситуации особую смысловую, я бы сказал, социальную окраску. Хорошим примером этого может служить рассказ Бориса Ряховского «Человек с картой, или повесть об учителе Нурмолды». Дело происходит в 1930 г. в Казахстане. Практически неграмотный Нурмолды Утенгов готовится ехать бороться с неграмотностью среди казахов. В республике для этой цели уже были организованы из местных кадров курсы для подготовки инструкторов ликбеза (ликвидации безграмотности). Нурмолды зашел в дом, где находились такие курсы. «В первой комнате курсанты толпились вокруг микроскопа. Нурмолды заглянул з его зрачок: там двигались животные. Прозрачные, со своими ресничками, скрученными нитями, с кружочками заглотанных водорослей, они были как часики внутри». По описанию это явно инфузории с хорошо заметными пищеварительными вакуолями.

Что здесь знаменательного? Курсантов, которые вскоре разъедутся по далеким становищам и кишлакам обучать совершенно необразованных людей, самих учат не только тому, как преподавать начатки грамоты, счета, но и естествознанию. Разъехавшись в разные стороны, они понесут казахам новое видение мира, новое представление о природе и обществе. Простейшие под микроскопом в этом случае символизируют совершенно новый подход к обучению отсталого тогда казахского народа.



ingushetiya.eu

Самые горячие события про Евкурова и Республику Ингушетия ждут тебя на блоге





Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться


Translate to English
Сейчас на сайте посетителей:2

фыв